Май
23

"Трудно быть богом": последняя ошибка Германа

Автор // Антон Шмеркин

богДавненько я не испытывал такого жгучего разочарования от кино. Не буду углубляться в предысторию фильма, как это принято у рецензентов. Сначала, мол, что побудило… Где взяли деньги… Что художник хотел сказать… Потом удался ли ему, художнику, его план. Поскольку в гении покойного Германа вроде как не сомневается никто, ответы тут нужны прямые.

Стругацкие – это не материал Германа. Ошибку эту уже не исправить. Я подозреваю, что на разных стадиях производства Герман это чувствовал, впадал во фрустрацию, отбрасывал проект, потом как я в детстве, в сотый раз перечитывал произведение и начинал сызнова. Впрочем, я, наверное, не прав…

С самого начала мешает левый текст. Текст из ниоткуда, отсебятина, характерные для германовского кинопочерка неразборчивые междометия. Все постоянно бурчат. Я понимаю, планета – жуть, а времена на планете еще хуже, но кинематограф уже давным-давно придумал достаточно эффективные способы отображения люти, жути, нежити и пр. мрака, который с таким удовольствием три часа пережевывает Герман. Я не из тех, кто водит по книжке пальцем и сверяет, но у Стругацких текст абсолютно бриллиантовый, на сто процентов кинематографичный, а жанр – почти экшн. Зачем Кармалите и Герману понадобилось наматывать бесконечные круги вокруг давно показанного очевидного – не понятно.

Картинки с Ярмольником-Руматой. Ученый с Земли в первую очередь производит впечатление алконавта с похмелюги (хотя, я даже помню название выдуманной фантастами таблетки, которую разведчик Румата мог принять для нейтрализации последствий научно-познавательной пьянки – спорамин) живет в говне, хотя в книге он, наоборот, очень этому делу сопротивлялся, заставлял своего служку (в книге – мальчишку, у Германа – крючкорукого старпёра) ежеутренне приносить себе умываться, ввел носовые платки в моду при дворе и так далее. Ладно, бог с ними, с текстовыми соответствиями – образов жалко. Где прописанный Стругацкими с таким упоением Вага Колесо? Где Дон Кондор (он есть, но его приходится вычислять, как и дона Рэбу)? Где сам Румата – инопланетный Азеф, бесконечно выбирающий стороны, и мучающийся выбором до совершеннейшего изнеможения? Вместо них получаем тусовку каких-то непонятных бухих землян, которые опять же артхаусно бурчат под нос всякую пошлость («…представляешь, а я во сне Землю видел!»), хвастаются усыновленными мальчиками и, как дети в детском саду, беспрестанно делают под гармошку «фонарики».

И снова я понимаю замысел. Богом быть действительно трудно. Становиться Богом – это процесс, в ходе которого многие сходят, как бегуны с дистанции. Почти все. Но Герман не унижается до объяснений, его искусство слишком возвышенно даже для него самого. Он не ставит вопросы, не задает задачи, он просто бросает в зрителя гипотезой Ходжа и удобно устраивается в сторонке. Решить это странное уравнение сплошь из неизвестных невозможно, а прочитавшим книгу, и подавно невдомек, что это за странные лабиринты, из которых Герман заставляет выбираться своих персонажей. 

Ego events

<<  Июнь 2014  >>
 Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс 
        1
  2  3  4  5  6  7  8
  9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Выскажись

Наш сайт радует вас
 
Loading...
Alexandra Moshchinskaya (www.2stars.com.ua)