Ошибка
  • hwdVideoShare can not load until the following Joomla directory has been made writeable: /cache/hwdvsdefault

Мастера

Янв
07

Фотограф Тьери ЛеГуй и его черное мясо

Автор // Антон Шмеркин

 

thierry-le-gouc3a8s-soul-53

Француз Тьери ЛеГуй (Thierry Le Gouès) любит черненьких девочек, металл и простоту. Две серии фотографий – «Амазонки» и «Душа» – в последнее время его довольно громко прославили, хотя этот франко-американец никогда не нуждался в дополнительном пиаре, работая с середины 80-х в известнейших фэшн-изданиях мира. Наслаждайтесь!

Сен
27

ДЖАНФРАНКО ФЕРРЕ: Кутюрье-император

Автор // Дмитрий Максютенко

Когда Джанфранко Ферре покинул нас, мир потерял выдающегося Кутюрье и основателя модной империи. Его коллекции всегда были чуждыми наносного и случайного, он игнорировал модные тенденции, его часто не понимали, кто-то полагал его снобом и затворником. Но он был настоящим… В отличие от большинства модельеров, Ферре не грезил модой с ранних лет. Юноша серьезный и основательный, он мечтал проектировать большие пространства. Но судьба не позволила ему стать архитектором. А все из-за невинного хобби замкнутого усидчивого студента. Возвращаясь с лекций, он любил запереться в комнате и мастерить из кожи – браслеты, ремни и прочие безделицы, кои впоследствии раздавал друзьям. Его причудливые творения случайно попали на глаза хозяевам одного из самых фешенебельных бутиков Италии Biffi. И те предложили Джанфранко создать для продажи линию аксессуаров. Решив, что это не помешает обучению, он согласился. Вещицы от Ферре имели неожиданный успех, и на него со всех сторон посыпались предложения. Получив в 1968 году диплом архитектора, он продолжал работать модельером.

В начале 70-х он уже трудился одновременно для нескольких марок, создавая не только аксессуары, но и одежду. Однако, несмотря на такую востребованность, Ферре не оставлял своей большой мечты и подумывал вернуться в архитектуру. Похоже, что перелом наступил, когда его пригласили для разработки остромодной, но недорогой линии Ketch. Производство такой одежды можно было наладить только в стране с дешевой рабочей силой. За нею Ферре и отправился в непостижимую Индию. А вернулся с ясным пониманием того, какие вещи он должен создавать. «Я был просто потрясен элементарностью форм одежды, ее исключительной элегантностью, – вспоминал он, – ее невозможно улучшить, ее можно только интерпретировать». Позже Ферре признался, что стал модельером благодаря немалому опыту работы на Востоке. «Там я убедился, что одежда должна быть простейшей и, так сказать, сущностной».

 

ШЕСТЬ ГЛАЗ ДЖАНФРАНКО

 

Вернувшись из Индии в 1975 году, просветленный Ферре знакомится с известным текстильщиком Франко Маттиоли, который поручает ему курировать одну из своих линий одежды Baila Mattioli. Первые же показы Baila by Ferre произвели на мэтра двоякое впечатление. Во-первых, Ферре своим мастерством превзошел ожидания Маттиоли. Во-вторых, стало ясно, что такая одежда – для избранных и обречена на коммерческий провал. Пробиваться к сердцам байеров компаньоны решили под новым именем. Так в 1978 году была основана компания Gianfranco Ferre, которой суждено было стать основой будущей империи.С этих пор стиль от Ферре начинает завоевывать территории мировой моды. Правда, процесс этот был неспешным – первое серьезное признание пришло лишь в 1982 году, когда Джанфранко получил свой первый «Золотой глаз» (впоследствии их число достигло шести). Дело в том, что самоуверенный и надменный новичок всегда игнорировал тенденции и меньше всего старался угодить фэшн-журналистам. Но он шел в правильном направлении, став в результате одной из ключевых фигур в модном буме 80-х и 90-х.

Вневременные черты, свойственные его коллекциям, – это кристально чистые формы, продуманность деталей, строгость, простота и четкость линий. При этом в спортивных линиях он был признанным мастером конструкторских изысков: наслоений, отстегивающихся частей и т. д. Во всем этом усматривается не только индийское влияние, но и занятия архитектурой, искусством, где незначительные детали имеют решающее функциональное значение. Оттуда же уникальная целостность, согласованность всех элементов одежды – от фактуры ткани до кроя и отделки. В своих коллекциях он не оставлял места случайности.

 

ПЕРВЫЙ ИНОСТРАНЕЦ В DIOR

 

Признание Ферре достигло пика в 1984 году, когда он представил в НьюЙорке свою очередную коллекцию. Именно в этот момент дальновидный менеджмент Christian Dior предложил ему возглавить линию прет-а-порте прославленного французского дома. Переполненный нереализованными идеями Ферре тогда отказался. Видимо, другого достойного дизайнера на эту должность не нашлось – Dior предпочли выждать и повторили свое предложение в 1989 году. На сей раз Ферре сдался. Поскольку его предшественника Марка Боэна к тому времени уже сняли, вступать в новые владения Джанфранко пришлось поспешно. Он даже не успел осознать эпохальности ситуации – в доме Dior впервые за всю историю будет заправлять иностранец. «Я не подозревал, в какой скандал впутался, – вспоминал Ферре, – потому что все произошло слишком быстро. К счастью, мой французский был не так уж плох». Как это часто бывает с талантливыми произведениями, коллекции Ферре для Dior вызвали диаметрально противоположные отклики. Первое же дефиле было отмечено престижной наградой «Золотой наперсток», которая опять-таки доселе не-французам не вручалась. А Маргарит Карре, правая рука Диора, даже воскликнула после показа: «Диор вернулся!». В то же время авторитетнейший критик моды Сьюзи Менкес дала коллекции убийственную рецензию, назвав ее «художественным провалом». Ей вторил Пьер Берже из Yves Saint Laurent: «Я не думаю, что, открыв двери иноземцу, мы способствуем творчеству во Франции». Подобное бурчание прекратилось, когда увядающий до Ферре Dior догнал по доходности империю Лорана.

ЛЕКСИКОН ФЕРРЕ

 

Ферре покинул Christian Dior в разгар кризиса высокой моды в 1997 году. И вернулся к собственному лейблу, более демократичному, функциональному, лишенному нерентабельного пафоса, свойственного парижским Домам. До последнего дня он был верен принципу совершенной простоты, не желая играть в эксперименты и презирая украшательство. Особенно это касалось мужских коллекций. «Сейчас мужчина может носить, например, обычный темный костюм, но невероятно утонченной конструкции, поверх обычной белой рубашки, но расстегнутой сверху и без галстука. Ирония в том, что мужчина инстинктивно ищет чего-то нового, не меняя базовые элементы одежды». Друзья и коллеги Ферре отмечали, что создаваемая им одежда – прямое продолжение его самого. Царственно спокойный, плотный, невысокий джентльмен, он напоминал медвежонка в безупречной тройке.

Невероятно упрямый, он никогда не давал себя переубедить и к моделированию относился с серьезностью зодчего. Если же реальность не желала подчиняться его видению, он мог быть вспыльчивым и оскорбительно прямым. Зато никогда не лукавил и был предельно ответственным и последовательным, называя свои коллекции «лексиконом вневременных знаков». Его интеллектуальность и глубина как-то странно выделялись в мишурном модном мирке. Он терпеть не мог муть пресс-релизов и призрачный хоровод тенденций.

Однажды, представляя новый аромат, он сказал: «Для меня не существует парфюмерной моды. Аромат должен быть цельным и лишенным суеты». Казалось бы, как такой человек мог существовать в современной моде? А ведь существовал.

 

 

Ego events

<<  Ноябрь 2017  >>
 Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс 
    1  2  3  4  5
  6  7  8  9101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Выскажись

Наш сайт радует вас
 
Loading...
Alexandra Moshchinskaya (www.2stars.com.ua)