Окт
21

Ветрозависимость

Автор // Юрий Никитинский

DSC00742

Солнце, воздух и вода – три кита здорового образа жизни. Но только если ты спортсмен. Юрий Никитинский таковым не считается, тем не менее, оказался на Чемпионате Украины по кайтбордингу на берегу Черного моря и попытался приобщиться к жизни в другом формате.

С чего начинается действие

Нам нужно было в Евпаторию, но билеты были только до Симферополя. Делать нечего. Доберетесь до Евпатории, мы вас подберем, сказали организаторы. Добрались. Ребята, сказали организаторы, от Евпатории до Мирного ездят автобусы, езжайте туда. В Мирном нас таки встретили и завезли в пансионат, в котором отдыхают мамы с детьми. Все номера оказались заняты. Только полулюкс. Организаторы взяли полулюкс. Ремонт в нем явно делали Ровшан и Джамшут. Входная дверь не дружила с дверным косяком, сверху между ними можно было кулак просунуть. Ну да бог с ним, в конце концов, мы в Крыму, а не в Европе. На поселение ушел час.

Поинтересовались, где проходят соревнования. Да полчаса ходу, недалеко, не спешите, сегодня ничего не будет – ветра нет. Водка у нас с диджеем Николаем Матросовым закончилась еще в поезде. Поэтому, перед тем как идти на торжественное открытие II-го этапа Чемпионата Украины по кайтбордингу, решили добраться до пляжа, благо, он был виден из окна, и найти какой-то бар.

На берегу три-четыре мамы и пара деток. Полезли в воду. Долго шли. Ныряй, говорит Матросов. Сам ныряй, отвечаю. Когда устали идти, присели. Уровень воды по колено так и не изменился. Полежали, царапая животы о водоросли, и пошли искать бар.

Нашли потайную комнату в столовой. Из еды – овощная нарезка. Из питья – водка, но мало. Будем так питаться, говорю Матросову, до соревнований не дотянем. И взяли еще по сто пятьдесят.

Когда шли по заброшенной дороге к месту соревнований и сцене, вечерело. В надвигающихся сумерках заметили вдоль дороги разрушенные и заброшенные здания неизвестного назначения. Хорошо здесь, заметил Матросов, уютно. И поежился. Но с собой мы взять не додумались. Надеюсь, возле сцены есть бар с добрыми напитками, озвучил я наши общие чаяния. То и дело мы отскакивали на обочину, уступая дорогу проносящимся мимо джипам и «копейкам» местных то ли бордеров, то ли поклонников «Ляписа Трубецкого», который был заявлен как главная рок-группа на открытии международного спортивно-музыкального фестиваля «Крылья Донузлава-2009». Весело и непринужденно мы добрались до бара, построенного прямо напротив сцены.

Девушки, отвечающие за наше попадание на соревнования, предупредили во время нашего заселения в полулюкс: начало в восемь, значит, как раз к десяти все будет. До десяти времени оставался час. Поэтому к стойке бара мы подходили чаще всех, тоже по-своему спортсмены.

Когда на сцену вышли музыканты, двое возле бара были готовы слушать. Но на всякий случай взяли еще. Немного попрыгав под веселую музыку, я сходил за пловом. Вдоль берега по обе стороны от концертной площадки стояли палатки спортсменов и поклонников. Плов готовили только в одной. Время было позднее, удалось отовариться быстро. Большие куски мяса жевались не так уж и легко, поэтому в порядке очереди Матросов сходил к бару и обратно. Про баб писать будешь, спросил он. Нет, ответил я. Поэтому, когда закончился концерт, я затянул «Там, где клен шумит», коллега поддержал, и, отпугивая приведений неумелым, но искренним пением, мы культурно вернулись в пансионат.

Зовите меня Бордер

На следующее утро в нашем номере отключили воду. О походе в туалет страшно было даже подумать. В полдень за нами приехали девушки, отвечающие за нас. Только в машине одно свободное место, сказали они. Матросов произнес, езжай, я пройдусь пешком. Я сел в автомобиль «гольф». Почти все его заднее сиденье занимала доска для кайта. На ее месте должен был быть он, подумал я, глядя в зеркало заднего вида на то, как быстро фигура товарища превращается в точку…

Собираясь в автомобиль с ограниченным количеством мест, я успел взять два полотенца, ручку, блокнот, фотоаппарат. Забыл только бейсболку. На пляже припекало. Я ринулся в море. Вода – лучшее, что есть в Крыму. С берега периодически в громкоговоритель наговаривалось объявление: «Уважаемые серферы, проявите спортивную солидарность, не плавайте в зоне проведения соревнований!». Далеко-далеко я насчитал два серфа с парусами, но не понял, что является их движущей силой, потому что ветер отсутствовал напрочь.

Когда до пляжа дошел Николай, моя голова уже была похожа на спелый буряк. Пока соревнований не будет, сообщили нам девушки, не хватает ветра. На берегу грустно лежало несколько «готовых к бою» кайтов. Пока суд да дело, решили пообедать в баре напротив сцены. Плов будет готов часа через два, сообщил нам бармен.

Мы пошли к нашей девушке. Пока можем сходить на мастер-класс, сказала она. Так ветра же нет, возразили мы. Зато у нас есть учебный кайт.

Инструктором оказался невысокий юноша, чемпион Украины, назвавшийся Андреем Сальником. Он размотал метров двадцать пять веревки от небольшого паруса. Потом резко потянул ее на себя и кайт взмыл в небо. Управляем с помощью двух строп, сказал он и по очереди потянул за обе. Парус в небе сделал несколько финтов. Главный ориентир – это белая полоса на кайте, по ней нужно научиться ставить парус ровно и по ветру, продолжил инструктор и показал, как это делается. Попробуйте, предложил мне. Матросов вертелся вокруг с фотоаппаратом. Я взялся за стропы, и меня сразу чуть не унесло в степь. Смертельные случаи на производстве были, поинтересовался на всякий случай. Нет, рассмеялся Андрей. Только переломы, но вообще, кайтбординг не очень травматичный вид спорта. На первом этапе у нас, правда, опытного спортсмена вынесло на пляж, где он столкнулся с отдыхающим. Пара переломов. Кажется, у меня парус падает, сказал я. Не бойтесь, смелее управляйте, обычно мы учим в море, но поскольку кайт учебный, технику можно и на берегу выучить, у меня бухгалтерши начинали кататься. Это бодрило. Но только я взбодрился, как мой кайт вильнул в одну сторону, в другую – и рухнул на пляж замертво.

Скажите, я мог кого-нибудь убить? Нет, ответил инструктор. Ну, а, например, если бы я управлял настоящим кайтом, меня могло вынести в степь? По идее, могло, но когда вы чувствуете, что не справляетесь с кайтом, то просто отпускайте его. Ага, а потом беги с ним до Евпатории, засомневался я. Нет, он сразу падает. Да и на песке никто бы вам не дал каркасный кайт. Мне подумалось, что и учебного достаточно. А если бы я оказался настырным, через какое время я мог бы удивить здешних спортсменов своим мастерством? Часов через семь вы бы уже катались, ответил Андрей.

Ты бы смог снимать меня на фотоаппарат семь часов, пока я корячюсь в воде, спросил я позже Матросова. Я и этот-то час с трудом выдержал, ответил мне диджей-фотограф. Когда я потом просматривал снимки, выяснилось, что на большей их части были изображены девицы в купальниках, а на меньшей – я с учебным кайтом… Окунувшись еще раз, мы пошли за пловом.

В баре мы отрекомендовались, как люди от федерации. Один из барменов сказал, да, мы помним, через пять минут будет плов. Директорша бара отвела молодого человека на разговор. Они ссорились, девушка плакала. Прошло полчаса. Плов закончился. Как насчет поесть, спросил я бармена. Списки будут завтра, ответил он. То есть плов сегодня ждать бессмысленно? Мы вас, конечно, покормим, чтоб не устраивать цирка, но вообще, мы так не договаривались, обиделся бармен Лева и остался стоять на том же месте, на котором стоял. Обедать мы решили в баре при столовой пансионата.

Там нас приятно удивили, сообщив, что есть котлеты с картошкой. Но минут через пятнадцать расстроили, сказав, что повара все заняты, можно только горячие бутерброды и персики. И по двести, добавили мы в один голос.

Вода в номере уже была, и на ужин в столовую мы явились чистые, а я еще и красный, как уголек в мангале. Пробегавшая мимо официантка предложила нам беляши, очень вкусные, сказала. Мы согласились. Принесла по два на нос. Беляши, видимо, остались еще с обеда, потому что были холодны, тверды и равнодушны. В баре в холодильнике нас ждала бутылка, которую мы загодя попросили охладить. Сытые и готовые стать пьяными мы снова пошли к месту соревнований, не спортсменов ради, а концерта каких-то воронежских панков.

Панки были настолько скучны, что я едва не заснул. Про баб писать будешь, второй раз за два дня спросил диджей-фотограф. Буду, ответил я, все равно никто не поверит, что без них обошлось. Николай пошел к бару, а когда вернулся, то в руках держал водку, а под руками двух девиц. Из Ростова, сказал. Они же сразу похвастались: мы вас еще на детском пляже заприметили. Я почесал затылок, не заметить нас было трудно, то еще зрелище было.

Еще днем девушки от организаторов предупредили, что после концерта возле места проведения соревнований работает танцпол. В смысле, играет музыка, а народ танцует прямо на песке. Мы направились туда и втроем взорвали пляж – больше никто не танцевал, вторая же ростовчанка отвечала за алкоголь, поэтому стояла у столика с напитками и не отходила от него ни на шаг.

Спортсмены спали в своих машинах и палатках, а в море спали рыбы, медузы и кто там еще может спать. Два обнаженных тела, одно стройней другого, рассекая волны, ворвались в воду, внушая всем видом своим страх и ужас подводному миру. Я, правда, плавал недолго, опасаясь, что какая-нибудь тварь опомнится и цапнет туда, куда мне меньше всего хотелось бы, чтобы меня цапали.

Выйдя из воды, отрекомендовался россиянкам кайтбордером. Практику-то еще днем освоил.

Нос по ветру

Из Киева мне то и дело звонили сотрудники с требованием стать чемпионом. Но спорт не хотел водить со мной дружбу. На третий день соревнований мы с Матросовым снова пузырили воду на бордерском пляже. Из динамиков неслось знакомое объявление – не заплывать в зону проведения соревнований. Но сама стихия была глуха к спортсменам, ветер по-прежнему отсутствовал.

Около часа мы изображали дельфинов и морских котиков, но время стало поджимать. В Евпатории нас ждал поезд до Киева, у дверей пансионата мертвая змея, а в соседнем полулюксе – страдающие от похмелья девушки из братского Ростова. Змею мы переступили, девушкам выразили сочувствие, на поезд через привокзальный ресторан успели.

Если бы кайт можно было вытащить на крышу поезда, то я бы стал чемпионом. Вот где можно держать нос по ветру. Правда, был бы это уже не кайтбординг, а новый вид спорта, в котором море себе можно только представить.

А второй этап Чемпионата Украины по кайтбордингу таки состоялся. В последний день. И без нас. Среди юниоров победил мой инструктор Андрей Сальник, среди мастеров – Геннадий Дзюбак и среди сеньоров – Анатолий Новиков. Узнал я об этом спустя неделю…

***

Кайтбординг в Украине

В 1997 году Владимир Бобылев стал первым, кто на территории СНГ демонстрировал и популяризировал кайтсёрфинг, особенно в России и Украине. Ему принадлежит идея организации первого в истории России и Украины кайтбординг-клуба «Змеиное логово» и организация первых двух обучающих кайт-центров.

В 1999 году на мысе Казантип Владимир Бобылев провёл первый слёт российских и украинских кайтбордеров «Морские Крылья».

В 2007 году создаётся Федерация кайтбординга, виндсёрфинга и сёрфинга Украины, президентом которой является Геннадий Дзюбак, почётным президентом – Владимир Кличко.

В 2008 году при поддержке Федерации кайтбординга, виндсерфинга и серфинга Украины был организован впервые в Украине Открытый Чемпионат Украины 2008 по кайтбордингу.

Залив Донузлав

Залив Донузлав - памятник природы и истории. Узкий залив, отделенный от моря косой, врезается в глубь Крымского полуострова на 25 километров. В советское время залив и прилегающие к нему земли были превращены в военно-морскую базу, вторую по значению после Севастопольской, и объявлены закрытой секретной зоной. Здесь базировались сторожевые катера, гидросамолеты противолодочной авиации, десантные корабли на воздушной подушке, морская пехота и боевые пловцы-диверсанты.
После демилитаризации в 1995 году этот район потерял свою военную значимость и начал развиваться, как курортная зона. Не так давно акваторию залива облюбовали любители экстремальных водных видов спорта - виндсерфинга и кайтбординга, так как отличительной особенностью Донузлава является значительная ветровая нагрузка.
Международный музыкально-спортивный фестиваль «Крылья Донузлава» проходит на огороженной частной территории площадью30 га. Являясь в прошлом частью аэродромного комплекса, данная территория задействована в проекте строительства яхтенной гавани европейского уровня.

Alexandra Moshchinskaya (www.2stars.com.ua)